Необходимость государственной регистрации соглашения об уступки прав на неустойку

Необходимость государственной регистрации соглашения об уступки прав на неустойку

Весной 2018 года Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесены определения по делам А41-59308/2016, А40-21062/2017 и А65-27690/2016, разъясняющие некоторые вопросы уступки физическим лицом-потребителем прав на неустойку за нарушение застройщиком сроков передачи объекта долевого участия коммерсанту и штраф за отказ застройщика от добровольного удовлетворения требования выплаты неустойки.

Наибольшее значение для практики имели вопросы о необходимости государственной регистрации соглашения об уступки прав на неустойку и о последствиях несоблюдения требования о регистрации, рассмотренные через призму добросовестности сторон, а также вопрос о возможности уступки предпринимателю потребительского штрафа без обращения потребителя с самостоятельным иском к застройщику, рассмотренный исходя из более ранних толкований Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

В ожидании правовых позиций Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда нижестоящими судами были приостановлены производства по значительному количеству подобных дел, возобновленные к лету 2018 года. К сожалению, недостаточная однозначность разъяснений привела к продолжению противоречивой судебной практики на уровне судов первой инстанции в московском регионе. При этом были отмечены устойчивые тенденции отказов во взыскании штрафов в Девятом арбитражном апелляционном суде и в сохранении силы решений суда первой инстанции в части присужденных штрафов в Десятом арбитражном апелляционном суде.

В то же время, значительное количество приостановленных производств привело к тому, что по состоянию на середину августа 2018 года Арбитражным судом Московского округа было рассмотрено около пятидесяти дел о взыскании неустоек и штрафов с застройщиков, что позволяет в настоящее время выделить правовые позиции, более приспособленные для потребностей практикующих юристов.

Суд кассационной инстанции ограничен в возможности снижения неустойки по основанию несоразмерности из-за процессуальных особенностей применения ст. 333 ГК РФ.

Так, рассматривая дело А40-191052/2017, неустойка по которому была уменьшена в 3,25 раза, а штраф в 4, 88 раза, АСМО оставил в силе постановления нижестоящих судов, сославшись на п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81, указав, что определение нижестоящим судом конкретного размера неустойки не является выводом о применении нормы права. Аналогичная мотивировка приводилась АСМО в делах А41-6991/17, А41-7869/17, А41-6993/2017 (неустойка и штраф взысканы полностью), а также в деле А40-135191/2017 (неустойка снижена в 2 раза, штраф взыскан исходя из первоначально заявленной неустойки).

Несмотря на то, что п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81 был отменен пунктом 84 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. N 7, действующие в настоящее время правила п. 72 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. также ограничивают основания отмены судебного акта в кассационной инстанции в части уменьшения неустойки случаями неправильного применения норм материального права, в частности при снижении ее ниже нижнего предела или без заявления ответчика.

АСМО оставил в силе постановления судов нижестоящих инстанций, полностью удовлетворивших требования в части неустойки и штрафа в делах А41-6991/17, А41-7869/17, А41-6993/2017, 41-896/2017, А41-50542/17, А41-58847/2017, А40-185115/2017, А41-7002/2017, А41-5248/2017, А41-52591/2017, А41-86735/16, А40-146679/17, А41-21306/2017, А41-41660/2017, А41-19234/17, А41-45414/2017, А41-8055/17, А41-34865/17, №А41-34770/2017, А41-17927/2017, А41-30452/2017, А41-91596/2016, А41-32377/2017 и др.

В делах А41-4761/17, А41-12069/2017, А41-56539/2017, А41-19234/17, А41-31325/2017, А41-62814/2017 штрафные санкции были снижены судом первой инстанции, либо в их взыскании было отказано. Суд апелляционной инстанции взыскал неустойку и штраф полностью, АСМО оставил определения апелляционной инстанции в силе, отметив, что в качестве оснований для отмены суд апелляционной инстанции указывал на отсутствие оснований для снижения суммы начисленной истцом неустойки. В деле А41-12072/2017 указывается на отсутствие оснований для применения статьи 333 ГК РФ с учетом разъяснений, изложенных в абзаце  пункта 2 постановления Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года № 81, поскольку заявленная ко взысканию сумма неустойки соразмерна последствиям нарушения обязательства, при этом в материалах дела отсутствуют доказательства того, что рассматриваемый случай является экстраординарным. Решение суда о снижении неустойки не может быть произвольным. Уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 ГК РФ), а также с принципом состязательности (ст. 9 АПК РФ). В деле А41-31325/2017 отмечено, что суд первой инстанции, применив ст. 333 ГК РФ, снизил размер неустойки ниже двукратной ставки рефинансирования ЦБ РФ, однако доказательств явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательств в материалах дела не имеется.

В делах А40-154182/2017 и А41-70050/2017 в удовлетворении требований было отказано в полном объеме по причине необоснованного уклонения дольщика от приемки. Истец не представил доказательств исполнения обязательства по принятию квартиры в сроки, предусмотренные договором.

В ряде дел штраф не был взыскан. В деле А41-12873/2017 истец отказался от требования штрафа. В делах А40-140951/2017, А40-171047/2017, А41-94907/2017, А41-17932/2017 отказ во взыскании штрафа в кассации не оспаривался.

В деле А40-118053/2017 неустойка была снижена в 7,8 раза, во взыскании штрафа отказано с указанием на то, что принятые по настоящему спору судебные акты с учетом установленных обстоятельств по делу о взыскании пени и отказе во взыскании штрафа соответствуют гражданско-правовым принципам равенства и баланса интересов сторон, что отвечает компенсационной природе неустойки как меры ответственности. При этом было отмечено, что согласно определения от 21.12.2000 N 263-О Конституционного Суда РФ взыскание неустойки не должно быть средством неосновательного обогащения истца за счет ответчика.

В деле А41-34885/2017 судом первой инстанции, оставленным в силе, были незначительно уменьшены неустойка и штраф, поскольку возражения о строительной готовности истцом ответчику не направлялись, доказательства невозможности приемки квартиры в установленный договором срок не представлены. В аналогичном деле А41-38962/2017 неустойка и штраф уменьшены из-за установленной добросовестности ответчика в части периода.

В ряде дел АСМО сделал вывод о том, что право на потребительский штраф может быть уступлено предпринимателю. В делах А41-21306/2017,  А41-41660/2017, А41-19234/17, А41-62814/2017 требования в части штрафа были удовлетворены в полном объеме. При этом приводились следующие обоснования:

«Запрет на передачу потребителем права требования штрафа, установленного пунктом 6 статьи 13 Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей», действующим законодательством не установлен».

«Довод ответчика о том, что статьей 383 ГК РФ установлен запрет на передачу права требования, исполнение которого неразрывно связано с личностью первоначального кредитора, является ошибочным, поскольку в данном случае право требования взыскания штрафа не связано неразрывно с личностью первоначального кредитора. По этим же причинам отклоняется ссылка ответчика на пункт 71 постановления Пленума ВС РФ от 26.12.2017 № 58, поскольку в нем идет речь о запрете уступки таких прав требования, как требование потерпевшего о возмещении вреда жизни и здоровью, требование возмещения морального вреда, то есть о правах, неразрывно связанных с личностью кредитора, что к рассматриваемому делу не применимо»[3].

«Требование о взыскании с ответчика неустойки (штрафа), предусмотренной абз. 1 пункта 6 статьи 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» действительно. Это право получено первоначальным кредитором на основании закона и отказа ответчика добровольно исполнять требование о выплате неустойки в ситуации, когда права потребителя были нарушены именно застройщиком, нарушившем обязательство перед потребителем по своевременной передаче квартиры, а впоследствии отказавшим добровольно исполнить законное требование потребителя о выплате неустойки. Застройщик, заявляя о ничтожности уступки таких прав, фактически продолжает предпринимать в отношении потребителя недружественные действия, поскольку оценка договора уступки как ничтожного приведет к дополнительным расходам потребителя и необходимости самостоятельно обращаться за защитой своих нарушенных застройщиком прав, которые уже были защищены путем реализации потребителем права на добровольную передачу возникших у него прав требования к застройщику».

Суды первой и апелляционной инстанций установив, что застройщик, передавший объект долевого строительства участнику долевого строительства с нарушением предусмотренного договором срока, отказавшийся уплатить участнику долевого строительства неустойку за нарушение указанного обязательства, пришли к выводу о наличии оснований для взыскания с Общества неустойки и штрафа в пользу предпринимателя, которому участник долевого строительства передал право требования указанных штрафных санкций.

В то же время, вывод о возможности уступки штрафа был сделан и в тех делах, в которых во взыскании штрафа было отказано А40-47756/2017, А40-118054/2017, А40-201444/17, А40-212752/2017, А40-118054/2017.

Представляется интересным примененный АСМО подход:

«Оценивая соразмерность неустойки последствиям нарушения ответчиком обязательства, исходя из всех обстоятельств дела, руководствуясь вышеуказанными нормами права, суд первой инстанции, снижая размер неустойки, мог прийти к выводу о том, что размер неустойки подлежит снижению в еще большей степени».

«В таком случае, даже в результате удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика штрафа, предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, общая сумма, взысканная с ответчика в пользу истца, была бы сопоставимой с суммой, фактически взысканной судами в пользу истца».

«Суд, оценивая соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, должен не допустить ситуации, при которой одна сторона спора извлекла бы преимущество из своего незаконного поведения, а для другой неправомерное пользование чужими денежными средствами было бы более выгодным, чем условия правомерного пользования. Оценивая соразмерность неустойки последствиям нарушения ответчиком обязательства, исходя из всех обстоятельств дела, руководствуясь вышеуказанными нормами права, суд первой инстанции, снижая размер неустойки, мог прийти к выводу о том, что размер неустойки подлежит снижению в еще большей степени. В таком случае, даже в результате удовлетворения требования истца о взыскании с ответчика штрафа, предусмотренного пунктом 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, общая сумма, взысканная с ответчика в пользу истца, была бы сопоставимой с суммой, фактически взысканной судами в пользу истца, в связи с чем, указанные выводу судов не повлекли принятие неправильных судебных актов».

Приведенные примеры судебных постановлений с позициями по вопросам взыскания потребительского штрафа также иллюстрируют различие подходов арбитражных судов Москвы (более строгий) и Московской области (более лояльный). В части же вопроса о последствиях несоблюдения требования о государственной регистрации договора уступки права отмечается большее единообразие, иллюстрируемое следующими примерами.

В деле А41-86735/16 АСМО отмечает, что «учитывая, что доказательства исполнения настоящего требования участнику долевого строительства ответчиком суду не представлены, кассационная коллегия приходит к выводу о том, что ссылка на недействительность уступки права требования направлена на освобождение от уплаты неустоек, что может быть расценено судом в качестве недобросовестного поведения».

В постановлении по делу А40-201444/17 указано, что «несоблюдение цедентом и цессионарием указанного требования о государственной регистрации, а равно и формы уступки не влечет негативных последствий для должника. Недействительность уступки требования не влияет на правовое положение должника. Ссылка должника на отсутствие государственной регистрации или недействительность уступки права требования по взысканию неустойки и штрафа, которые он должен уплатить в силу закона, с целью освободиться от такой уплаты может рассматриваться в качестве недобросовестного поведения».

В деле А40-140951/2017 был отклонен довод кассационной жалобы ответчика о том, что договором участия в долевом строительстве предусмотрен запрет уступки прав требования, как противоречащий части 3 статьи 388 ГК РФ, в соответствии с которой соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку.

Завершая изложенное, можно выделить следующие правовые принципы, применяемые в настоящее время:

  • Уступка потребительского штрафа потребителем хозяйственному обществу не противоречит действующему законодательству.
  • Основанием для возникновения права на потребительский штраф является отказ застройщика от добровольного удовлетворения требования потребителя, а не принятие судом решения по иску непосредственно потребителя.
  • При оценке соразмерности штрафных санкций, предъявляемых застройщику, может учитываться общая сумма неустойки за просрочку передачи и штрафа за отказ от добровольной выплаты неустойки, что усложняет стандарт доказывания для участника долевого строительства.
  • Если уведомление об уступке права направляется цедентом, то отсутствие государственной регистрации соглашения об уступке не влечет отказ в иске.

Определение Верховного суда РФ от 28.05.2018 № 302-ЭС17-14583.

Определение Верховного суда РФ от 28.05.2018 № 302-ЭС17-14583.

Важное значение для практики взыскания неустойки по 214-ФЗ через уступку прав требования неустойки от дольщика к юридическому лицу имеет определение Верховного суда РФ от 28.05.2018 № 302-ЭС17-14583.

Указанное определение даёт все основания полагать, что позиция Верховного суда в отношении необходимости регистрации договора уступки прав требования неустойки сформировалась и состоит в том, что регистрация договора уступки прав требования неустойки не требуется. В определении указано, что: «ссылка ответчика от отсутствие государственной регистрации договора уступки неустойки и штрафа, которые он должен уплатить в силу действующего законодательства, может рассматриваться в качестве недобросовестного поведения, с целью освободиться от такой уплаты».

Другими словами, отсутствие регистрации договора не освобождает недобросовестного застройщика от обязанности выплатить дольщику неустойку. Никто не мешает застройщику выплатить неустойку не юридическому лицу, кому передан долг, а непосредственно самому дольщику.